• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:27 

К слову о Бардаке:

Я хочу быть как солнце, сидя в душной пельменной (ц)
no comments...

15:23 

Настроение

Я хочу быть как солнце, сидя в душной пельменной (ц)
Крайности. Либо - либо. Бросает из стороны в сторону, раскачивает, вызывает морскую болезнь. С одной стороны - глухая стена забытья, когда, подобно черной дыре вбираешь все и не отдаешь ничего - ни звука, ни слова. Молчание и тьма на страже. С другой - бессвязный поток мыслей фиолетовых и собранных из обрезков металла, когда-то звучавшего в голосе, ножниц и стреляющих швейных машинок, розово-лиловых подушек междометий и блестящих фраз, заготовленных заранее. Баланс взбесившегося маятника. Вправо-влево, вправо-влево, пьяная лихорадка шагов, искривленные артритом и жестикуляцией сучья пальцев, хватающихся за воздух - разум бредущий за очередной порцией свежих впечатлений, неспособный даже держаться прямо, разбрасывает мысли-обрывки по сторонам, словно спятивший сеятель с революционных плакатов, в тщетной надежде, что они взойдут ростками очередных вселенских откровений. А снаружи, в сырой темноте - идет холод неслышной поступью, убивая, усыпляя и пробуждая для новой жизни, где нет места теплу или радости, где ледяные поля безжизненно прекрасны, а искристые узоры снежинок являют вечное совершенство. Межсезонье заканчивается...

15:32 

Заснуть

Я хочу быть как солнце, сидя в душной пельменной (ц)
Закрыть глаза, замереть, забыться в красноватом тумане, скопившемся под веками. Лечь тихо, осенним листом на траву, оставив всякую суету будущему - будущее всегда суетливо. Теплый покой медленно обволакивает запястья, растекаясь от локтей к плечам, охватывая сонной тяжестью грудь и томная слабость стекает вниз по спине струйкой, расслабляющей усталые мышцы, окостеневшие от неудобных поз. Гул крови, шум дыхания - все сливается в едином вздохе, глубоком, как Марианская впадина - сон накатывает, неумолимо, сытым хищником играющим с жертвой теплыми мягкими лапами. Пока еще не выпустил когти...

16:24 

Время.

Я хочу быть как солнце, сидя в душной пельменной (ц)
Утекает сквозь пальцы. Не забудь потом вымыть руки.

16:58 

Процесс

Я хочу быть как солнце, сидя в душной пельменной (ц)
Долго примеряться, выбирать, рассматривать с разных сторон, подмечая изъяны. Не торопясь, придирчиво и осторожно, взвешивая все за и против. Потом, выбрав, подыскивать наилучшую форму, напрягая все воображение, пытаясь проникнуть в самую суть. И - первый штрих, первое изменение, после которого все происходит будто само собой, без всякого твоего вмешательства. По окончании же навести последний лоск, стряхнуть пылинки, полюбоваться вдоволь... И ногой - вдребезги, на свалку в пакете выкинуть и забыть. Важен процесс.

17:15 

Для нечетности

Я хочу быть как солнце, сидя в душной пельменной (ц)
Все же надо соблюдать некие ритуалы. Хотя бы для виду. А потом лет через сто скажут - так заведено предками. А то что предок был сумасшедшим слегка, под лестницами не ходил, и на черточки не наступал исключительно из параноидальных соображений - уже никого волновать не будет. Традиция. Так и меняют мир...

10:28 

Люди уходят (Просматривая списки)

Я хочу быть как солнце, сидя в душной пельменной (ц)
Заколочены окна, просели крыши, только сквозняки гуляют по комнатам, хлопая незапертыми дверьми. Люди уходят. В туман, в неизвестность. Так бывает всегда. Люди уходят. И не возвращаются.
Осенний ветер гонит палую листву чужих настроений по пыльной дороге памяти, иногда на миг оживляя картины прошлого - но это прах и тлен, обман, терзающий сердце своей несбыточностью. Люди уходят. Когда настает их пора или когда жизнь выбрасывает их в другую реальность, когда звезды вышивают судьбу по небесному полотну или когда время открывает ворота новой жизни - уходят, не оглянувшись, оставив все позади. А те кто остаются - тоже уходят, потому что пыль на их сапогах - это пыль дорог ведущих в другую сторону. Tempora mutantur et nos mutamur in illis.

11:06 

Наблюдение. (читая дневники)

Я хочу быть как солнце, сидя в душной пельменной (ц)
Ах как это здорово - давать советы другим, копаться в их переживаниях и ощущать себя умным и всемогущим. Глядеть чуть свысока, доброжелательно усмехаясь, говорить - "это все фигня", покровительственно похлопывать по плечу. Как интересно залезать грязными пальчиками в чужую жизнь, копаться в ней, находить изъяны и недостатки и потихоньку гадливо хихикать в кулачок: "А этот-то...", с фасада являя благородство и чистоту помыслов вкупе с милосерднейшим ликом Матери-Терезы.
Quid autem vides festucam in oculo fratris tui et trabem in oculo tuo non vides? (Ев. от Матф.)
И вообще, можно ли судить о человеке, не зная что творится у него в голове?
Хотя, тот кто судит - он ведь наверняка знает про объект обсуждения все, isn't it? Бо совершенство всеобъемлюще. (нотка иронии в голосе)
P.S.
Что-то опять по латынски ругаться потянуло...

22:35 

Размышление на тему

Я хочу быть как солнце, сидя в душной пельменной (ц)
Философы и журналисты - это такие специальные люди, которые считают себя компетентными в любой области и способными говорить сразу за всех. Сидит этакий вальяжный Веллер, нога на ногу (пока не поправили) и рассуждает об отсталости Пушкина. И ни разу, заметьте, ни разу он не сказал "я". Диапазон местоимений - от "мы" до "вы". Только множественное число. Сидит Конеген - та вообще мыслит только в общероссийских масштабах, национальными брэндами... Выступает Никонов, который Пушкина ненавидит лишь потому, что его заставляли читать в школе (надо сказать, что в школе заставляли читать не только Пушкина) - тоже: "НАМ Пушкин не нужен". Кому нам? Вопрос повисает в воздухе. А еще в воздухе витает самоуверенность, столь сильно присущая ниспровергателям. Когда Рубальская спросила - а с чего начинается этот заклятый "Евгений Онегин?", все как один отвечают: "Мой дядя самых честных правил..." Знатоки, блин. Но ведь уже давно было замечено - чтобы что-то отрицать, знать это что-то совсем не обязательно.
Когда Веллер апеллирует к тому, что Булгаков и Чехов значительно совершеннее и "современнее" Пушкина, становится смешно - все равно что сравнивать современность и продвинутость Рембрандта и Ван Гога. Интересно какими критериями? Ну нравится человеку больше Булгаков, что поделать, зачем же из этого выводить отсталость и устарелость Александра Сергеича? А затем, что только философы и журналисты считают свое мнение и свой вкус единственно верными и безошибочными (Тут автор сам заговорил как философ, обобщая профессиональными признаками людей схожими лишь моралью и воспитанием)
Надо заметить, это обобщение распространяется на современную (sic!!) прослойку "технической" интеллигенции, пусть даже и гуманитарной - ибо раньше, во времена того же Чехова, образованность еще не была достаточным признаком интеллигентности. О, как божественно перебивали друг друга Веллер и Конеген! Умение выслушать чужую точку зрения и отличает, похоже, интеллигенцию от бомонда. Да...
Это все к тому, что только что закончилась "Культурная революция" на тему "Пушкин безнадежно устарел". И все таки Швыдкой - гений. Вопросов столь явно обнажающих нелепость "современной ителлехенции" не так уж много.
P.S.
Интересно, задаются ли англичане вопросом: "А не устарел ли Шекспир?"
P.P.S.
Мимика и жесты уважаемого Мих. Веллера напрямую выдавали человека, неуверенного в себе, но пытающегося навязать всем свою точку зрения. Такая экспрессия, браво...
А рассказы он писал неплохие... до поры. Может тоже устарел?
P.P.P.S.
Мих. Веллер - известный писатель, возможно многие читали его байки скорой помощи и т.д. (Автор может ошибаться и существуют два Веллера, но это вряд ли...)
С. Конеген - ведущая всяких околопопулярных и околомистических программ, бальзаковский возраст с панковской прической кислотного цвета.
А.Никонов - огоньковский журналист, довольно известный и в равной мере попсовый. Если хотя бы раз его мнение, высказанное в публикации, оказалось впоследствии верным - пожалуй тогда Магомету не пришлось бы никуда идти.

18:57 

Пивные диалоги

Я хочу быть как солнце, сидя в душной пельменной (ц)
- На самом деле Мао не умер... Да, он не умер так же как и Элвис. В действительности они путешествуют в составе группы Зи-Зи Топ. Гастролируют, вольные в своих желаниях и самовыражении. А еще с ними путешествует Мэрилин Монро.
- Конечно. Стоило ей только прекратить бриться...
- Она как всегда прекрасна и очаровательна.
- Да, а четвертый - Гари Гудини.
- Почему он?
- Потому что так устроены высшие сферы мироздания.
- А Гари Гудини тоже не бреется?
- Да. Его кожа нежнее шелка и он боится, что однажды.. (молчание).. А ведь человека можно узнать по глазам...
- Но они носят очки.
- Душу за очками не спрячешь.
- Вот поэтому мы и знаем, кто они на самом деле.
(Негритянский соул разливается по залу)
- Йе, бразза, это поет наша африканская душа..
- Йе, нигга, так пели наши предки в бескрайних саваннах далекой черной родины..
- Нас было четырнадцать братьев и двенадцать сестер, и только мы двое не были белыми..
- И когда папа увидел это, а мама поняла, они глубоко вздохнули и запели старую негритянскую песню.
- Йе, бразза..
- Когда белые свиньи эксплуатировали наш черный труд, мы пели этот мотив, и белые свиньи плакали.
- Йе, нига..
- А потом мы стали взрослыми и решили спрятаться среди белых свиней, как это сделал наш брат..
- О, Майкл!!
- О, Майкл...
- Но и теперь наша душа черна, как черны воды великой реки Конго, когда в нее смотрится неумытая пантера..
- О, Пантера!
- О, Майкл!
- О, Майкл!!
- Эта песня поет в нашей груди: "О, Майкл..." Епарный кабай, а он то ту причем...
- Ну это же Майкл.
- Ах, да, это все объясняет.
- Нет, это ничего не объясняет, ведь это же Майкл...
- Блин, задрал этот Майкл. Милая барышня, счет пожалуйста черным братьям. Нам, нам...

11:29 

Так уходит утро

Я хочу быть как солнце, сидя в душной пельменной (ц)
Звон городских улиц смещается от хрустальных оттенков к металлическим тонам, вымывая утреннюю свежесть из подворотен, наполняя воздух безысходностью рабочего дня. Вереницы едущих и идущих пересекаются, сплетаясь в экстазе всеобщей нелюбви и копоть мыслей достигает неба, затерявшегося среди громадных и бездушных зданий, что слепо таращатся окнами-бойницами на окружающую суету.
Пластмассовый привкус во рту, пластмассовый налет на лицах, пластмассовая жизнь. То что должно казаться изящным становится уродливым, пачкаясь атмосферой этой жизни, выворачивается наизнанку в порыве taedium vitae. Камень кварталов, безбрежность проспектов, холод эмоций. Ничего настоящего. Дым сигареты в изящных пальцах, рука откинута, жесткий блеск глаз, и печаль, спрятавшаяся за ним... Город проснулся.

11:39 

Фраза для медитации

Я хочу быть как солнце, сидя в душной пельменной (ц)
Приходит время, и корабли встают на якорь...

11:49 

Вопросы...

Я хочу быть как солнце, сидя в душной пельменной (ц)
Почему так трудно радоваться в дневнике? Может это осень? Или может стесняемся недостатка глубины мыслей при этом?
И может ли радость быть глубокой? А может просто взять, и порадоваться? Просто так, без темы, без привязки, взять - и улыбнуться. На всякий случай, чтобы мир не рухнул? (на этом месте может быть Ваша улыбка)

13:34 

Сокровенное.

Я хочу быть как солнце, сидя в душной пельменной (ц)
Хочется завести новый дневник, да только этот не отпускает...

19:15 

Замечание

Я хочу быть как солнце, сидя в душной пельменной (ц)
Хорошо ползает... Далеко пойдет.

10:41 

Философическое

Я хочу быть как солнце, сидя в душной пельменной (ц)
Сидишь ты так, занимаешься фигней какой-нето, думаешь о бабах и пиве, а в это время к земле движется фронт волны раскаленного газа. Сверхновая. И все. Абзац. Махапралая. Гибнет планетка. Тысячи лет страдали, рубили головы, фигней маялись, думали о бабах и пиве, а тут раз и все псу под хвост. Обидно. Потом очередной цикл, очередное воплощение, седьмой Ману, возрождение человечества, маета фигней, мысли о бабах и пиве... Или как вариант - рвануло, и никакого продолжения. Вот тогда настанет время над метафизикой и прочей фигней посмеяться, и начать думать только о бабах и пиве. А некому будет. Жаль...

12:34 

Откровение.

Я хочу быть как солнце, сидя в душной пельменной (ц)
Колобок - Гермесова Скрижаль славянского оккультизма.

12:38 

Замечание:

Я хочу быть как солнце, сидя в душной пельменной (ц)
Ёжик - ученик йога.

16:20 

Техническая пауза

Я хочу быть как солнце, сидя в душной пельменной (ц)
В связи с большой загрузкой автора похоронно-конструкторские работы приостанавливаются до начала декабря.

14:49 

Драасти вам....

Я хочу быть как солнце, сидя в душной пельменной (ц)
Ну вот и Новый год (начало декабря, если верить ехидным замечаниям) наступил. Так таки работы меньше не стало, стало больше выходных, потому не отметиться - грех великий. Где-то на задворках ползают творческие мысли и прочая дребедень, впереди очередная трудность, созданная своими руками а в старом годе столько всего интересного осталось, даже жалко как-то. Ну да и с ним... Нового натащим. Короче, с праздниками всех прошедшими, счастья, удачи и благ всяческих в новом году, буде он мирным и житным!

Записки настроения

главная